Julius Sergius von Klever: успешный русский художник

Julius Sergius von Klever

Юлий Юльевич Клевер родился в 1850 году в старинном уютном прибалтийском Тарту, в то время называвшемся Дерптом, в семье магистра химии фон Клевера, немца по национальности. Родители серьезно отнеслись к его художественным способностям. И юный Юлий несколько лет брал уроки у видного дерптского живописца Карла Кюгельхена, достигнув немалых успехов. И вот он уже в Петербурге, в Академии художеств. Правда, по настоянию отца, считавшего профессию живописца не слишком серьезной, поступает в архитектурный класс.

Эмоциональный, импульсивный, Клевер быстро понял, что архитектура — не его стезя.

Через год он переводится в пейзажный класс под руководством профессора живописи Сократа Максимовича Воробьева. Но и здесь Клевер не нашел того, что искал. В то время в Академии художеств обучение искусству пейзажа сводилось лишь к освоению сочиненного, довольно холодного и размеренного академического жанра. Клевер же, увлеченный западной пленэрной живописью, хотел писать другие картины. Бросив мастерскую Воробьева, он переходит к академику М.К. Клодту, который тоже не оценил смелые замыслы молодого художника. В итоге Юлий, несмотря на полученные за этюды с натуры серебряные медали, покидает стены Академии.

«Я выхожу из числа учеников, — писал он в Дерпт обеспокоенным родным. – Поставил цель – развить свое дарование без помощи наставников, единственно работая с натуры».

И он действительно много работает. Ездит по окрестностям Петербурга, наблюдает, пробует, ищет свою тему. И уже вскоре к нему приходит первое признание. Полотно «Заброшенное кладбище зимой» покупает влиятельнейший граф П.С. Строганов, член Общества поощрения художеств; картину «Закат в лесу» приобретает президент Академии художеств великая княгиня Мария Николаевна. Окрыленный успехом в высших художественных кругах, 24-летний живописец организовывает свою персональную выставку. В то время это было делом необычным, на такое отваживались лишь признанные мэтры, например, И.К. Айвазовский. Выставка имела шумный успех, о молодом художнике заговорили.

Так всего за несколько лет Клевер прошел путь к вершинам профессионального признания, который другие художники преодолевали иногда не один десяток лет.

Заброшенное кладбище зимой

Клевер ни в чем не хотел быть похожим на официальных академических пейзажистов. В поисках новых сюжетов он едет на остров Нарген (ныне Найссаар), находящийся в Финском заливе. Там, почти без связи с материком жили эстонские рыбаки. Суровые виды острова, еще неведомые русской публике, покорили сердце художника. Воодушевленный необычной красотой, Клевер исполнил пять картин и множество этюдов, которые питали его творчество еще не один год.

Можно сказать, что именно на острове Нарген окончательно оформился своеобразный стиль мастера, снискавший у публики широкое признание. Пейзажи Клевера отличает композиционная четкость, ясность и простота.

Художник предпочитает сюжеты не эпические, грандиозные, а уютные, собранные на сравнительно небольших холстах. Он тонко чувствует цвет и свет, умеет перенести на картинную плоскость тающую световоздушную перспективу. Его живописная манера свободна и уверенна. В картинах Клевера царят покой и молчаливая созерцательность. Маленькие рыбацкие домики, лодки, покачивающиеся на зеркальной глади вод, сети, вывешенные на жердях для просушки. На первом плане – огромные шершавые валуны, принесенные сюда еще в доисторические времена ледником с территории, которая сегодня именуется Скандинавией.

Девственный лес. 1880

Поездка на север пробудила у художника интерес к лесному пейзажу. Балтийские острова издавна славились древними густыми лесами, и Найссаар до сих пор покрыт ими почти наполовину. Не случайно одна из лучших работ Клевера этого времени называется «Девственный лес» (1880). Ее сразу с выставки приобрел знаменитый московский собиратель Павел Михайлович Третьяков. Могучие, не тронутые человеком столетние деревья стоят, утопая в сырой, покрытой мхом земле. Неба почти не видно: деревья не пропускают солнечные лучи, — и только в глубине тоненькой полоской просвечивает светлая полянка. Величественная ель на первом плане своими сильными корнями, точно морское чудовище щупальцами, цепляется за землю, силясь устоять против подмывающего ее болота. Это дерево, словно сказочный великан, стоит на страже, преграждая путь всякому в свое царство лесной глуши.

Все были восхищены упорством и талантом живописца Клевера. О нем говорили в салонах, частных картинных галереях. Картину «Березовый лес» приобрел Александр III. Это было очередной ступенью вверх для художника — покупка картины царем мгновенно решила его судьбу. Ему, не кончившему академического курса, присвоили звание классного художника первой степени.

Березовый лес. 1891

В 1878 году Юлию Юльевичу было присвоено звание академика за картину «Старый парк». Это свою работу художник считал особенной, счастливой и неоднократно его повторял. Позже картину отправили на Международную выставку в Париж. Художник буквально купался в лучах собственной славы. Академия художеств присвоила Клеверу звание профессора за картину «Лесная глушь» и предоставила ему в своем здании квартиру и мастерскую.

Старый парк

К тому времени художник уже был не один, в свою квартиру они переехали вместе с молодой женой. В тридцать один год художник достиг всего, что в ту эпоху было возможно для пейзажиста. Отныне для состоятельных людей считалось дурным тоном не иметь картин Клевера.

Произведения Клевера знала и любила вся Россия. Пейзажи художника пользовались широчайшей известностью. Репродукций с его картин раскупались по всей стране.

Несколько лет художник провел в Германии. Там у него проходили выставки. Семья Клеверов вернулась в Россию в 1915 году. Художник философски воспринимал бурные российские события, о прошлых днях вспоминал с улыбкой.

В последние годы Клевер жил в Петрограде, преподавал в художественном училище. Продолжал писать до самой смерти. После революции 1917 года его, как и других, поддерживало Общество художников имени А.И. Куинджи.

Умер Юлий Юльевич 4 декабря 1924 года.

*Используемая литература: Шестемиров А. Забытые имена. Русская живопись XIX века. — М., 2008.

Поделиться в соц. сетях

Комментарии:

Добавить комментарий